eva_k2 (eva_k2) wrote,
eva_k2
eva_k2

Categories:

Сергей Львович Левицкий - родоначальник русской фотографии /1819-1898/. Из истории русской фотографи

В. Блюмфельд

В 1914 году, на вечере 75-летия фотографии, профессор В. И. Срезневский остановился на деятельности С. Л. Левицкого, «как родоначальника русской фотографии, начавшем свои работы в Петербурге с дагеротипии и доведшем портретную фотографию до высокой ступени технического и художественного совершенства».

Такая оценка деятельности Левицкого еще более очевидна с позиций нашего времени. Он посвятил фотографии всю жизнь, результаты его трудов явились во многом школой для русских и европейских фотографов. Внимательно исследуя все новое, что появлялось, он постоянно совершенствовал фотографическое искусство.

Активный член 5-го отдела Русского технического общества («светописи и ее применений»), Левицкий постоянно бывал членом комиссий, жюри и экспертиз. Высокая демократичность, культура и отзывчивость помогала ему поддерживать дружеские отношения с передовыми людьми своего времени. Революционер-демократ Александр Герцен высоко ценил душевные качества фотографа (они были двоюродными братьями). Композитор Михаил Глинка и художник Александр Иванов поддерживали с ним тесные связи. Крупнейшие русские писатели находиливремя побывать у Левицкого. У него же предпочитали сниматься крупные ученые, актеры, журналисты. В годы, проведенные за границей, Левицкий сумел занять видное место среди европейских фотографических деятелей.

После смерти Сергея Левицкого, дело продолжал его сын Лев, но в 1912 году фирма «Левицкий и сын» закрылась, а через два года умер и Лев Левицкий. Коллекция портретов, составлявшая по отзывам современников более 6000 снимков, не сохранилась. Работы фирмы Левицких, рассеянные по различным хранилищам, включаются в разнообразные фонды, поэтому их поиск сильно затруднен. В печати о нем сохранился скудный материал, а упоминания о нем современников надо извлекать из моря переписки деятелей культуры XIX века. В данной статье мы старались осветить фотографическую деятельность Сергея Левицкого. Но общественное его значение превосходит рамки фотоискусства, так что более полный разговор о нем еще только должен состояться.

Группа русских писателей. Сидят — слева направо: И. Гончаров, И. Тургенев, А. Дружинин, А. Островский. Стоят: Лев Толстой, в офицерской форме, только что приехавший с севастопольских бастионов, и Д. Григорович. Это, по-видимому, единственная в мировой фотографической практике работа, в которой представлены сразу шесть известнейших писателей своего времени. Спустя два с половиной десятка лет после съемки была впервые репродуцирована в петербургской Экспедиции заготовления государственных бумаг известным русским гелиографом и фотографом Скамони способом фотоглиптипии и помещена в качестве приложения в журнале «Русская старина», 1880 год. С фотографии С. Левицкого. С. - Петербург. 1856. Размер оригинала 13,7х15 см. Один из оригиналов хранится в Музее-усадьбе Л. Н. Толстого «Ясная поляна», вблизи города Тулы.

Сергей Львович Левицкий родился в Москве в 1819 году и по настоянию родителей окончил в 1839 году юридический факультет университета, хотя больше интересовался естественными науками. По окончании университета он стал чиновником министерства внутренних дел в Петербурге. Первые сведения о дагеротипии привлекли его внимание и он стал знакомиться с этой новинкой.

В 1844 году Левицкий назначается секретарем комиссии по Кавказским минеральным водам (ныне всемирно известные курорты — Кисловодск и Ессентуки), в составе которой оказался будущий академик-химик Фрицше, первым в России исследовавший способы дагеро- и талботипий. Фрицше привез на Кавказ дагеротипный аппарат и узнав, что Левицкий тоже интересуется фотографией, доверил ему практическую съемку. Очарованный окружающей природой, Левицкий пробует делать пейзажные снимки, старательно проводя работы по подготовке и очуствлению дагеротипных пластин. Некоторые из своих работ этого периода Левицкий позже показывал знакомым в Петербурге, но до наших дней они не дошли. В результате знакомства с Фрицше и практикой в съемке у Левицкого крепло желание всерьез познакомиться с дагеротипией на месте ее рождения.

Апухтин Алексей Николаевич, поэт. Некоторые его стихи были положены на музыку композитором II. И. Чайковским. С фотографии «Левицкий и сын». С. - Петербург. 1880-е годы.

Герцен Андрей Иванович, революционер-демократ, основатель Вольной русской типографии за границей, издатель журнала «Колокол». Герцен являлся двоюродным братом Левицкого и неоднократно пользовался его услугами в нелегальных сношениях с Россией. С фотографии С. Левицкого. Париж. 1861.

«Герцен против Герцена», двойной портрет. Оригинал наклеен на паспарту, на которой рукой Герцена сделана надпись: «Один Вам, другой Рейхелю. 22 декабря 1865 года». М. Рейхель — воспитывалась с Герценом в доме его отца, уехала с семьей Герцена за границу, принимала участие в воспитании его детей, вышла замуж за музыканта Рейхеля, но до конца поддерживала близкие отношения с семьей Герценов. На паспарту имеется также адрес С. Левицкого в Париже: улица Шуазель, 22.

Менделеев Дмитрий Иванович. Непременный член 1-го отдела Русского технического общества и один из учредителей 5-го отдела этого общества, много потрудившийся для распространения фотографических знаний в России. С фотографии «Левицкий и сын». С. - Петербург. 1886.

Каратыгин П. А., известный артист-комик и автор водевилей петербургских театров середины XIX века. В перерисовке Клюквина со стереоскопа С. Левицкого. С-Петербург. 1853.

Знаменитый русский писатель Н. В. Гоголь. Портрет Гоголя был выделен из группового дагеротипа русских художников в Риме в фотографическом заведении К. Фишера в Москве к столетию со дня рождения писателя в 1902 году и помещен в юбилейном альбоме. Достойно удивления сильное увеличение с дагеротипной пластинки размером не более, чем 9х12 см, на которой и помещалась большая группа русских художников (см. снимок № 2).

Виардо-Гарсия Полина, известная певица, чье имя связано тесной дружбой с именем русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева. В перерисовке Клюквина с дагеротипа С. Левицкого. С. - Петербург. 1853.

В 1845 году, оставив службу, он уехал в Западную Европу, начав с посещения Вены, а затем отправился в Рим. Осенью 1845 года там же оказался писатель Николай Васильевич Гоголь. Воспользовавшись проездом через Рим вице-президента русской Академии художеств графа Федора Толстого, Левицкий уговорил, согласно поздним его воспоминаниям, колонию русских художников сняться на дагеротип вместе с Гоголем. Эти снимки были преподнесены Толстому и с ним уехали в Россию. Так стараниями Левицкого был создан единственный дагеротипический портрет Гоголя. Позже, к 50-летию со дня смерти писателя, в 1902 году, этот портрет был переснят и увеличен в фотографическом заведении К. Фишера в Петербурге. Однако Левицкий стремился в Париж. Его влекла Сорбонна, ее научно-естественный факультет, публичные лекции видных ученых. Сразу по приезде он записался на курсы химии профессора Дюма и физики Депре. В оптическом магазине-мастерской Шевалье, которую часто посещали любители дагеротипии и где бывал сам Дагер, будущий фотограф перезнакомился с дагеротипистами и с их первыми работами. В числе прочего он с интересом рассматривал портрет короля Людовика-Филиппа, снятом с натуры весной 1840 года. Пластинки для этой съемки были приготовлены на парах хлористого йода.

В Париже Левицкий остался на несколько лет, занятый исследованиями химического действия света в лаборатории Дюма. В те же годы он пробовал снимать дагеротипные портреты при свете вольтовой дуги (экспозиция длилась 15 минут), присутствовал при первых опытах цветной фотографии Ньепса де Сент-Виктора, знакомился со свойствами альбумина. Светопись всецело поглотила его внимание.

Летом 1849 года в Париже состоялась очередная промышленная выставка, они проходили тогда во Франции через каждые пять лет. Несмотря на события революции 1848 года и наступившей затем реакции, выставка собрала 4,5 тысячи экспонентов, в том числе большое количество фотографов. В витрине Шевалье были выставлены дагеротипы на цельных пластинках, выполненные Левицким объективами хозяина витрины. За снимки была присуждена медаль, относившаяся к мастерству оптика, и к мастерству дагеротиписта.

Успех утвердил Левицкого в мысли стать фотографом-профессионалом. Он расстался с Парижем. В октябре того же года на Невском проспекте в Петербурге открылась «Светопись Левицкого». И хотя здесь уже имелись солидные фотозаведения, Левицкий быстро завоевал репутацию отличного портретиста. В прессе появилась похвала его «Светописи», в которой автор, побывавший одновременно с Левицким в Париже, писал: «Для тех особ, которым нужны еще заморские рекомендации, скажу, что дагеротипные произведения С. Л. Левицкого удостоились на пражской выставке 1849 года первого приза».

Вскоре мокрый коллодион открыл перед фотографией новые возможности. Дагеротипия держалась еще некоторое время, но больше по инерции. До нас дошло несколько прекрасных дагеротипных портретов работы Левицкого 1852—1854 годов: композитора Михаила Глинки, артистов-братьев Каратыгиных, исторический портрет первого отряда сестер милосердия, отправлявшихся в действующую армию, в Крым, где шли ожесточенные сражения России с объединенными силами Англии, Франции и Турции.

Перейдя в середине 50-х годов к мокрому коллодиону, Левицкий создал ряд замечательных портретов современных ему русских писателей — Тургенева, Льва Толстого, Островского и других, исполняя их погрудно, поколенно, а в группах — во весь рост. Тогда же многие из этих портретов приобрела у него петербургская Публичная библиотека. В журналах, альбомах и книгах они воспроизводились в перерисовке, с помощью гравюры или литографии. И только к 80-м годам научились иллюстрировать книги с помощью фототипий и фотогравюр.

Стоит отметить и снимок премированного орловского рысака, исполненный Левицким в 1855 году для «Журнала коннозаводства и охоты». Фотосъемка животных при выдержке во много секунд удавалась нелегко.

Дела Левицкого шли успешно. В 1958 году он получил настойчивое приглашение У. Томсона организовать для него в Париже фотоателье, Левицкий сдал свою «Светопись» в аренду и снова на несколько лет уехал в Париж. Здесь он вскоре приобрел и собственное ателье. Парижская конкуренция Левицкому не мешала, заказов у него всегда было много. Охотно посещали его ателье русские писатели, художники, сановники, артисты. В 60-е годы он исполнил портреты А. И. Герцена, известного революционного демократа, издателя «Колокола». Портрет Герцена в кресле вызвал особое восхищение художников и широкой общественности. Этому способствовал не только высокий авторитет революционного деятеля, но и художественность изображения. С этого портрета было сделано бесконечное количество переснимков, которые продавались в Западной Европе и в России. Портрет «Герцен против Герцена», двойной портрет, был по словам парижского корреспондента журнала «Фотограф», новинкой, придуманной Левицким и быстро вошедшей в моду. У Левицкого, писал корреспондент, аппарат с четырьмя объективами. При съемке пластинку закрывают попеременно на половину с помощью двух металлических заслонок, прикрепленных к задней части рамки, делящих камеру изнутри пополам. (Журнал «Фотограф» издавался в Петербурге в 1864—1866 и 1880—1884 годах).

Не знаем, насколько справедлива информация о четырехобъективном аппарате, — он не сохранился. Возможно, что журналист допустил неточности. Способ съемки с «маской» теперь известен любому квалифицированному фотолюбителю и не требует специального аппарата. Но в то время «двойной портрет» одного и того же лица действительно был новинкой, вызвал всеобщее восхищение и нашел множество подражателей. Главная сложность заключалась в том, что двойной портрет надо было успеть заснять на быстро сохнущей пластинке с мокрым коллодионом.

В 1864 году Левицкий был приглашен в Фонтенбло — резиденцию главы французского государства — фотографировать Наполеона III и его семью. Он сделал десятки снимков и прислал затем в редакцию вышеупомянутого журнала «Фотограф» коллекцию портретов, исполненных в разных позах, отдельно и группами, в экипажах и верхом на лошадях. Снимки были оценены, Левицкий, по-видимому единственный из иностранцев, получил право называться «фотографом императора». В том же году, во время Парижской фотовыставки, Левицкий и ряд других русских фотографов был принят в члены Парижского фотографического общества. Слава начала преследовать фотохудожника.

С конца 50-х годов во Франции много внимания уделялось гелиографии — способу размножения изображений в полиграфии тех лет с помощью фотографии. На выставках бывало много ее образцов, пресса обсуждала различные способы ее создания. Левицкий обрабатывал с помощью кислот некоторые свои снимки, он получал гравировальные доски, по мягкости тона отпечатки с этих досок напоминали акватинто. Однако за недостатком времени он оставил это занятие и подарил свои опыты редактору журнала «Фотограф».

В начале 1865 года Левицкий приглашен в Ниццу для фотосъемки портретов жены царя Александра II и его старшего сына, которые проходили там курс лечения. Работой Левицкого императрица осталась довольна, но вероятно упрекнула, что он живет за границей, так как фотограф спешно ликвидировал ателье в Париже и летом того же года окончательно вернулся в Петербург.

Возвращаясь через Берлин, он посетил там международную фотовыставку. Привыкнув, по его словам, «к монотонной скудости ежегодных парижских выставок», Левицкий был приятно удивлен полнотой и разнообразием экспонатов в Берлине. Несколько дней он ходил по выставке и написал большое письмо в «Фотограф». В нем он подробно остановился на вотлитипии, вызвавшей тогда большой спор в фотографических кругах. Работы самого Вотли были безукоризненны, он показывал образцы и продавал право на способ, но те, кто в Париже и Берлине приобрели за дорогую цену это право, хороших результатов добиться не смогли. Левицкий так же купил право на производство вотлитипии, но после многочисленных неудач забросил этот способ. Возможно, что Вотли не открывал свой секрет до конца.

Письмо о выставке в редакцию «Фотографа» Левицкий закончил советом хлопотать об устройстве фотовыставок в Петербурге. Он был уверен, что европейские фотографы и производства пришлют свои экспонаты.

Желание Левицкого осуществилось нескоро. Однако в 1866 году в Петербурге открылось Русское техническое общество, вначале из четырех отделов. При первом из них появилась комиссия по фотографии, переросшая в 1878 году в 5-й отдел «светописи и ее применений». В дальнейшем 5-й отдел провел большую работу по распространению фотографических знаний, с ним была связана вся последующая жизнь Левицкого как «непременного члена». Свое фотоателье Левицкий устроил на Невском проспекте в Петербурге, с особым отделением для увеличения портретов, а во дворе павильона желающие могли сниматься на лошадях или в экипажах.

Знакомство с русской императрицей привело к тому, что Левицкий, а несколько позже и его сын, стали называться «придворными фотографами». Левицкий этим не хвастался, на снимках его работы иногда ставился штамп «Фотографы их императорских величеств Левицкий и сын», но зачастую просто — «Левицкий на Мойке, 30, С-Петербург».

Бывая на русских и иностранных выставках то экспонентом, то экспертом, Левицкий нередко делал потом сообщения в 5-ом отделе о новостях фотографии. Побывав на всемирной выставке 1873 года в Вене, от отмечал, что сильно усовершенствовался негативный процесс. Лучшие фотографы создавали изображение с мягкими, полутоновыми, прозрачными детализированными тенями. По словам Левицкого, большинство фотохудожников «уже манипулировало составами, как художник палитрой». Но на всемирной выставке 1878 года фотография показалась ему скучной. Негативы были усилены, отпечатки ретушированы, эмалированы, вставлены в богатые рамы. Портреты в натуральную величину «зализаны до безобразия». Альфонс Даванн, тогда вице-президент Французского фотографического общества, утверждал, что цель фотографии — ее техническое применение без притязаний на искусство. «Мы оба любим фотографию, — говорил Левицкий, — но по-разному: я люблю ее как искусство и верю в ее художественную будущность, — он (Даванн) прикован к технике. Но ведь это душа и тело, а может ли жить, может ли развиваться тело без души?». Через несколько лет, по словам Левицкого, Даванн изменил свой взгляд на соотношение техники и искусства в фотографии.

Вопрос о границах применения ретуши дебатировался в фотографии много лет. Никто не возражал против технической ретуши, устраняющей мелкие дефекты фотоматериалов. Но восставали против ретуши угодливо-декоративной, угождающей неразвитым художественным вкусам заказчиков. Левицкий был против угодничества, однако понимал необходимость считаться с заказчиками. Они не желали видеть себя на портретах с анатомической точностью. Наш глаз устроен так, считал Левицкий, что не замечает мелочей и деталей, видит только общий облик. Многие фотографы убеждены, что чем резче результат, тем он лучше, а публика от таких результатов приходит в ужас. Документализм в портретной фотографии нужно смягчать за счет злоупотребления ретушью. Эти взгляды Левицкого актуальны и в наши дни.

В портретных работах самого Левицкого ощущалась монументальность, мягкость контуров и всего освещения. Естественность поз заставляла забывать о том, что модели позировали в ателье. Несмотря на длительность выдержек при мокроколлоидальном процессе, портреты отличаются большой внутренней динамичностью. Со снимков на вас смотрят живые люди, с характерными для них особенностями поз и выражений лица. Конечно, при создании портретов Левицкий по условиям того времени еще оглядывается на лучшие образцы живописи. Но уже ощущаются в его работах черты, характерные для фотоискусства — документальная точность в передаче натуры, усложненность композиции снимка введением в нее необходимых и точных деталей.

Мы упоминали, что в 1847 и в 1856 годах Левицкий пробовал фотосъемку при свете вольтовой дуги. Прошли годы, свеча Яблочкова и лампы Лодыгина и Эдисона открыли путь электрическому освещению. В 1879 году Левицкий с сыном показали в 5-ом отделе портреты, снятые ими — первыми в России — при электрическом свете. В статье о применении электрического света к портретной фотографии Левицкий утверждал, что при съемке следует использовать оба света — электрический и дневной, что умелое сочетание их создает художественный эффект.

Тем временем одна за другой шли «электрические выставки» в Париже, Петербурге и других городах. В 1883 году на такой выставке в Мюнхене неудачное устройство фотопавильона привело к неудачным фотосъемкам. Эксперты вынесли решение, что портретная съемка при электрическом освещении невозможна. Но в августе того же года на электрической выставке в Вене, где участвовало 13 стран, Левицкий с сыном продемонстрировали свои новые работы с полным успехом. Большая коллекция их снимков с комбинированным освещением обращала на себя внимание совершенством отделки и рельефа.

Левицкий начинал стареть, начались заболевания, но трудился он по-прежнему неутомимо. На одном из собраний 5-го отдела в 1892 году от имени отсутствовавшего Левицкого было зачитано его сообщение о новых пластинках Санделя. Администратор на большом заводе Томаса в Англии, Сандель нашел способ повысить светочувствительность пластинок. Левицкий одобрил эти пластинки, изложил технические подробности и заключил свое сообщение следующим образом: «Извините, что как образец посылаю Вам портрет одного допотопного фотографа». Это был последний портрет родоначальника русской фотографии. Поскольку портрет «допотопного фотографа» приводится в целом ряде изданий, в том числе в известной книге С. А. Морозова «Русская художественная фотография» (изд. «Искусство», М, 1955.), мы решились привести менее известный портрет, произведенный в 1890 году, но передающий тот же облик стареющего фотографа. Некоторое время он еще продолжал быть председателем 5-го отдела, а в 1894 году избран его почетным членом. Последние несколько лет он тяжело болел и в 1898 году его не стало. Некрологи единодушно давали высокую оценку мастерству и знаниям Левицкого, его дружескому отношению к коллегам.

Первый в мире отряд сестер милосердия перед отъездом в район боевых действий в Крыму. С фотографии С.Левицкого. С-Петербург. 1854 (Пререрисовка и литография Тимма).

"Fotografie"

В. Блюмфельд

Серия сообщений "Фотопортреты":
Часть 1 - Модные луки начала XX века.
Часть 2 - Австралийский фотограф Билл Гекас (Bill Gekas)
...
Часть 28 - Craig McDean fashion photo.
Часть 29 - Фотограф Льюис Кэрролл.
Часть 30 - Сергей Львович Левицкий - родоначальник русской фотографии /1819-1898/. Из истории русской фотографии XIX века

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments